Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

ДВАЖДЫ ДВА ЧЕТЫРЕ

(З. Топелиус)

З. ТопелиусЗ. ТопелиусЗаяц и белка были так дружны, что запросто на­зывали друг друга по именам: белка звала зайца Ко­сым, а заяц белку — Рыжехвостой.

Каждый день, встречаясь в лесу, Косой и Рыжехвостая весело приветствовали друг друга.

— С добрым утром, Косой! — говорила белка, пома­хивая пушистым хвостом.

— С добрым утром, Рыжехвостая!— говорил заяц, похлопывая лапками по ушам. — Ты не слышала сего­дня лая собаки?

— Да, сегодня ночью опять лаял Приссе. Но ведь он лает каждую ночь. Я не обращаю на него никакого внимания.

З. ТопелиусЗ. Топелиус

— Ещё бы! Кто же обращает внимание на Приссе! — небрежно отвечал Косой. — Приссе бояться нечего,
да­же если бы он был ростом с лошадь.

Поговорив таким образом, друзья шли на промысел.

— Всё, что мы найдём, мы будем делить с тобой поровну, — говорила белка. — Ты получишь ровно столь­ко, сколько я, — не меньше и не больше, а я получу ровно столько, сколько ты, — не больше и не меньше.

— Я согласен, — отвечал Косой.

Сказано — сделано. И друзья отправились в путь.

Когда им попадалась на пути рябина, белка взби­ралась на дерево и сбрасывала красные ягоды Косо­му—ровно столько, сколько съедала сама, не больше и не меньше. Когда же им случалось проходить мимо капустного поля, Косой отгрызал сочные кочерыжки и приносил их Рыжехвостой — ровно столько, сколь­ко съедал сам, не меньше и не больше.

И вот однажды на большой проезжей дороге Ко­сой и Рыжехвостая нашли четыре крупных румяных яблока. Это было так удивительно, что Косой и Рыже­хвостая прямо не верили своим глазам. Откуда могли взяться на дороге эти яблоки?

А дело было очень просто.

Совсем недавно по этой самой дороге шёл Калле Нюгордс. Он шёл в школу и на плече нёс сумку, в которой лежали ломоть хлеба, кусочек сыру и четы­ре яблока. Эти яблоки Калле получил от матери в на­граду за хорошие отметки.

З. ТопелиусЗ. Топелиус

Да вот беда: сумка была дырявая, и через дыру все яблоки выкатились на дорогу.

Но как бы там ни было, Косой и Рыжехвостая на­шли эти яблоки и принялись их делить.

Сперва показала своё искусство в арифметике бел­ка. Она быстро решила эту трудную задачу: Косому досталось одно яблоко, а белке — три.

— Погоди...— сказал Косой неуверенно. — Мне ка­жется, что ты ошиблась. Дай-ка я сам разделю!

Тут только Косой понял, как трудно не ошибиться, когда делишь яблоки.

З. ТопелиусЗ. Топелиус

У Косого была своя арифметика, и на этот раз бел­ка получила одно яблоко, а Косой — три.

— Нет, постой-ка, — сказала белка. — По-моему, ты тоже ошибся. Давай попробуем ещё раз.

Конечно, и Косой и Рыжехвостая были не очень сильны в арифметике, но всё-таки оба они отлично понимали, что одно яблоко — это меньше, чем три, а три яблока — больше, чем одно.

И они снова стали ломать себе голову, раздумы­вая над тем, как бы поделить эти яблоки совсем поровну.

А тем временем Калле шёл себе в школу. И вот по дороге ему захотелось полакомиться свежим яб­лочком. Калле сунул руку в сумку... Но напрасно он шарил в ней — яблок как не бывало. Зато на дне сумки Калле нащупал порядочную дыру.

«Выкатились на доро­гуше грустью подумал Кал­ле. — Пойду поищу — может, никто их ещё не подобрал».

З. ТопелиусЗ. Топелиус

И он повернул назад, в надежде найти своё поте­рянное сокровище.

Не прошёл Калле и ста шагов, как увидел на дороге зайца и белку. Они сидели у края придорожной канавы и о чём-то спорили.

— Поглядите-ка! Это Ко­сой и Рыжехвостая! — вос­кликнул Калле. — Скажите, друзья, не видели ли вы моих яблок?

— Нет, твоих не видели. Но у нас есть свои, — ска­зала белка. — Да вот, кстати, не поможешь ли ты нам разделить поровну четыре яблока. Сколько уж времени мы бьёмся, а никак не можем поделить их так, чтобы одному досталось столь­ко же, сколько другому, — не больше и не меньше.

— Ну, это совсем просто, — сказал Калле. — Каждо­му следует по два яблока.

— Да неужто! — воскликнули Косой и Рыжехвостая в один голос. — Откуда ты это знаешь?

— Как же мне не знать, что четыре разделить на два — два, а дважды два — четыре! — важно сказал Кал­ле.— Я ведь хожу в школу!

— Это удивительно! — Косой и Рыжехвостая пере­глянулись. — Разве в школе учат, что дважды два — четыре?

— В школе всему учат,— сказал Калле.

— Подумать только! И ты всё знаешь?

— Да, почти всё. Я считаю свободно до семью семь, но дальше немного сбиваюсь.

Косой и Рыжехвостая смотрели на него во все гла­за и не могли надивиться его премудрости. Они реши­ли тотчас последовать умному совету: вытащили яб­локи из канавы и приготовились делить их по всем правилам арифметики.

— Да ведь это же мои яблоки! — закричал Калле.

З. ТопелиусЗ. Топелиус

— Смотри-ка, он и это знает! — воскликнули Косой и Рыжехвостая.— Этот мальчик, наверно, знает всё на свете! Как хорошо было бы поступить в школу и стать таким же учёным, как он!

— Ну что же, пойдемте со мной, — сказал Калле. — Я как раз иду в школу. Но имейте в виду: вы долж­ны залезть под скамейку и сидеть там совсем смирно, потому что в классе никому не позволяют шуметь.

— А там собаки, случайно, нет? — спросил Косой.

— Собаки? Откуда же в школе может быть соба­ка? Разве что украдкой проберётся Приссе, но его сейчас же выгоняют. Да и кто ж его боится!

З. ТопелиусЗ. Топелиус

— Конечно, бояться его нечего, — сказал Косой.— Ну, а если он всё-таки вздумает кусаться?

— Кусаться? Да он и кусаться-то не умеет, — ска­зал Калле. — Ведь это самый добродушный пёс на све­те! Даже когда я тяну его за хвост, он только смеётся.

— Смеётся?

Косой и Рыжехвостая опять переглянулись. Они никогда не слышали, чтобы собаки смеялись. Но, видно, в школе можно всему научиться! Может быть, и они научатся смеяться?

Друзья решили непременно идти в школу.

— Мы, кажется, не трусы! — сказал заяц.

З. ТопелиусЗ. Топелиус

И вот Косой и Рыжехвостая храбро запрыгали по дороге.

Скоро они все втроём пришли в школу.

Ребята уже рассаживались по местам. Калле сел на своё обычное место, а Косой и Рыжехвостая юркнули под скамейку, да так быстро, что их никто даже не заметил.

В это время прозвенел звонок и в класс вошёл учитель.

— Сегодня мы будем повторять таблицу умноже­ния, — сказал учитель.— Кто мне скажет, сколько бу­дет восемью восемь?

«Ого, это помудрёнее, чем дважды два», — подума­ли Косой и Рыжехвостая и навострили уши.

Но тут дверь чуть-чуть приоткрылась и в класс прошмыгнул Приссе.

По всему его виду можно было сразу догадаться, что его не раз выгоняли отсюда. Он поджал хвост и неслышно пополз на брюхе, норовя поскорее за­браться под скамейку.

И вдруг Приссе насторожился — он почуял побли­зости что-то подозрительное. Приссе стал водить носом, шерсть на нём поднялась дыбом, и он заворчал.

— Ты опять здесь, Прис­се! — закричал учитель.— Сей­час же убирайся! Пошёл вон!

З. ТопелиусЗ. Топелиус

Но Приссе словно не слы­шал, что ему говорил учи­тель. Он был уже около той скамейки, где сидел Калле, и, забыв все правила школь­ного поведения, яростно за­лаял.

И вдруг — фьи-и-ть! — что- то пронеслось по скамейкам, замелькало по столам, и на середину класса выскочили заяц и белка.

К счастью, окно было от­крыто.

Ого, как бросились они удирать!

А вдогонку за ними, заливаясь лаем, мчался Приссе.

Ну и переполох начался в классе! Все повскакивали с мест и бросились к окну. Крик поднялся такой, ка­кого даже на перемене не бывает, и никто в этой су­мятице так и не узнал, сколько же будет восемью восемь.

А тем временем Косой и Рыжехвостая со всех ног улепетывали от добродушного Приссе.

Впрочем, на этот раз его никак нельзя было на­звать добродушным. Сейчас он внушил бы страх хоть кому —хвост трубой, пасть разинута, глаза навыкате. Он даже не мог лаять, а тоненько, пискляво тявкал — совсем так, как тявкают его сородичи, настоящие охотничьи собаки, когда нападают на свежий след зайца.

Ещё немного — и он нас­тиг бы свою добычу. Но Косой и Рыжехвостая были уже на опушке.

Одним духом белка взо­бралась на высоченную сос­ну и спряталась в её гус­тых ветвях.

Приссе волчком закру­жился вокруг сосны. Он бешено лаял и рычал, но разве это могло помочь! Рыжехвостая была не так глупа, чтобы вылезти из своего убежища, и, прита­ившись среди веток, толь­ко посмеивалась.

А пока Приссе лаял и прыгал вокруг сосны, Ко­сой, не теряя времени, скрылся в лесу.

Так Приссе и вернулся в школу ни с чем, очень смущённый своей неудачей.

З. ТопелиусЗ. Топелиус

Когда опасность миновала, друзья встретились в лес­ной чаще под кустом можжевельника. Если бы они умели смеяться, весь лес, наверно, звенел бы от их смеха. Но и теперь они очень веселились, вспоминая свои приключения.

— Ты заметила, какой глупый этот Приссе? — ска­зал заяц.— Он, кажется, вообразил, что можно догнать меня! А ведь я бежал даже не во всю прыть.

— А ты заметил, что он совсем не может лазить по деревьям? — сказала белка.

— И что это Калле выдумал, будто он умеет сме­яться? — сказал Косой.— Он лает, как самая обыкно­венная собака. А мы-то поверили, что Калле всё знает!

— Да, если знаешь, что дважды два — четыре, это ещё не значит, что знаешь всё! — с важностью произ­несла белка.

И это, конечно, совершенно верно.

 

 

к содержанию