Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

БОБРИНАЯ ПРАВДА

(В.А. Лебедев)

 

Худ. Н. КошельковХуд. Н. КошельковЖил да был в одной реке Бобёр. Был тот Бобёр мудрый да трудолюбивый. Встанет на зорьке, выйдет на
крас­ный бережок песчаный, шубу свою почистит, рыбкой позавтракает — и за работу.

Жили с Бобром два бобрёнка, им тоже находилась работа: отец брёвнышки зубами срезает, а бобрята таскают да в ровную кучку складывают. Наготовят материалу — и за тонкое дело примутся: дом подновляют или плотину мастерят, что­бы на ней рыбу ловить было способнее. Нелегко жилось, но дело спорилось.

Старый Бобёр не раз выговаривал детям:

— Нырять — ныряйте, играть — играйте, но дело не забывайте. Учитесь, пока я жив. Настанет срок — пригодится!

«Неужели пригодится?» — изумлялись про себя малыши.

Долго ли, коротко ли так жили бобрята, только настало время — и умер старый Бобёр. Остались бобрята одни. И тут ещё, как нароч­но, весна бурная выдалась. Лёд на реке порвало-покорёжило и по­несло с шумом. Льдины подымались на дыбы и с грохотом руши­лись в воду. Никогда не видели бобрята такого ледохода, такой бурной воды в реке. Страх! 

Наутро посмотрели, а у них весь дом разрушен и всю плотину ледоходом снесло. Приуныли было бобрята: как тут быть, как на белом свете жить? Но делать нечего — надо как-то.

Принялись они сначала дом строить. Вот когда пригодилась им отцовская выучка! Тут уж не до игры. Взялись они сначала брёв­нышки заготовлять, как при отце было, в кучу их таскать. Заготови­ли материал — стали дом строить. Дело нелёгкое — долго работали.

Красивый вышел дом, просто не дом, а терем бобриный. Свежим деревом пахло от него и рекой. Рак-сосед на что неразговорчивый был, и тот не удержался, похвалил.

Приободрились братья-бобрята, в силы свои поверили и стали плотину возводить — уж жить, так жить
по-настоящему! И плотина вышла у них плотная да прочная. Такую плотину даже крупной ры­бе не прорвать.

Так бы и жили себе бобрята, да объявилась в реке злая Крыса. Поселилась она напротив, под тёмным обрывистым берегом. По ве­черам выплывала из-за густой осоки и безобразничала на бобриной плотине: рыбу там хватала без разбора — большую и маленькую. Да ладно бы рыбу, а то и плотину рвала, да так, что только прутья по течению плыли.

Увидели это бобрята да и говорят Крысе:

— Что же ты, нескладная, плотину нарушаешь? Зачем разбой­ничаешь?

А Крыса в ответ:

— Какое ваше дело? Что хочу, то и делаю! Это моя плотина, убирайтесь отсюда!

— Как же твоя, когда мы её делали?

— Сказано — моя, и плывите отсюда вон, пока ваши шубы целы!

Худ. Н. КошельковХуд. Н. КошельковПосмотрели бобрята друг на друга. Что делать? Драться с ней — такого у бобров не было заведено, да и что соседи скажут: бобры — и вдруг драчуны!

Пригорюнились бобрята и пошли к Раку.

— Рак, а Рак! Ты видел, что Крыса творит? Как нам от неё из­бавиться?

Рак пошевелил клешнями и говорит:

— Знаете Большой камень за перекатом?

— Знаем.

— Под ним живёт Сом-судья. Плывите к нему, он вас рассудит.

Поплыли бобрята к Сому. Глядь, а у Сома уже Крыса сидит, рыбу перед ним выложила. Задабривает...

— Что скажете, бобрята? — спросил Сом.

— Мы — бобры, что у Красного берега живут. Там и предки наши жили. Но вот пришла водяная Крыса, отобрала нашу плотину, гонит нас с насиженного места, да ещё шубы порвать грозит.

— Это моя плотина! Моя!— зафырчала Крыса.

Насупился Сом. Усами поводит.

— Кому же верить? — спрашивает.

— Мне! Мне!— засуетилась Крыса. — Моя плотина! Моя! Я на ней рыбку ловлю! Вон какая рыбка!

А сама рыбу к Сому придвигает.

— Ладно, — буркнул Сом. — Завтра в полдень, когда солнце заденет за гору, приходите на суд. Чья правда — того и плотина будет!

Отправились бобрята домой. Расстроились: а ну как присудят плотину Крысе? Тогда и вовсе насиженное место оставлять придёт­ся. Не жить же вместе с разбойницей. А куда переселяться?

По дороге заглянули они к Раку. Рассказали. Спрашивают того, не принести ли Сому рыбы, как это сделала Крыса.

Рак постучал клешнями и говорит:

— Если суд справедлив, он и так защитит вас.

— А если не защитит?

— Не бойтесь, — отвечает Рак. — На вашей стороне правда, а я свидетелем пойду. Когда суд?

— Завтра в полдень, когда солнце заденет за гору.

Настало утро. Бобрята встали пораньше, умылись, пригладили свои шубы, позавтракали и заторопились в путь — не опоздать бы! Приплыли за перекат, к Большому камню, а Крыса уже там сидит. Всем глаза мозолит да прихорашивается. А речной народ уже на суд пришёл.

Вылез из-под коряги Налим, приползла Улитка, Ракуш­ка ещё с вечера место заняла и рот открыла — слушать приготови­лась. Вот уже и Щука шаркнула из тины и заходила вокруг Крысы. Перемигиваются. Подруги... Все ждут, когда Сом проснётся. Он всю ночь на охоте был, не выспался.

Оробели бобрята, пристроились в сторонке. Притихли. Рака ждут да на солнышко поглядывают. Успеет ли приползти, ведь не близко!

Проснулся Сом, посмотрел наверх — солнышко за гору задело. Выплыл из-под Большого камня — только муть пошла.

Худ. Н. КошельковХуд. Н. Кошельков

— Все собрались? — спросил Сом.

— Рака нет,— сказали бобрята.

— Семеро одного не ждут! — тотчас заметила Щука. —Давай­те начинать!

И начался суд.

Спрашивает Сом Крысу:

— Чья это плотина?

— Моя! — отвечает Крыса.

Спрашивает бобрят:

— Чья это плотина?

— Наша плотина, — отвечают бобрята.

Задумались тут все: как же так?

Сом усами шевелит, ничего придумать не может, а Щука на ухо ему шепчет, чтобы отдал плотину Крысе без канители.

Видят бобрята, куда дело клонится, и вовсе приуныли. А тут ещё Крыса посмеивается тихонько, толкает бобрят в бока:

— Не тому вас старый Бобёр учил! Научил бы вас драться, а не работать, — глядишь, и отстояли бы
плотину-то!

— Отстоим: на нашей стороне правда, — отвечают бобрята, а сами чуть не плачут. Обидно им: был у них один помощник — Рак, да и тот не приполз.

— Где ваша правда? В чём она? Нет правды, вся вышла!— смеётся Крыса опять.

Тут очнулся от раздумий Сом. Поднял свой ус — внимание!

Все притихли: что-то скажет Сом?

Вдруг по дну камни зашуршали — Рак ползёт.

— Рак! Рак!— закричали все. — Спросим Рака!

Приполз наконец Рак. Сом его спрашивает:

— Чья плотина?

— Бобрят плотина, вот чья!— отдуваясь с дороги, ответил Рак.

— А Крыса говорит, что её плотина. Кому верить?

— Обманщица эта Крыса. Совесть она совсем потеряла!

— Чем ты, Рак, это докажешь? — грозно спросил Сом.

— Мне нечего доказывать! Это пусть Крыса докажет, что она умеет строить плотину. Пусть она построит при нас плотину, а боб­рята пусть строят другую. Вот и посмотрим: кто мастер из них — того и правда.

— Будь по-твоему, Рак! — сказал Сом и стукнул усом по камню.

Вот отвели бобрятам место, Крысе — другое, и стали они пока­зывать своё умение.

Бобрята быстро — учить не надо — принялись за работу, и дело у них закипело. Начали они грызть прибрежный ивняк да брёвныш­ки припасать. Потом потащили их, стали в дно втыкать да камешка­ми приваливать для прочности, как отец учил.

Худ. Н. КошельковХуд. Н. Кошельков

Потом нарезали зуба­ми прутьев гибких, заплели их меж брёвен — готова плотина. Сидят бобрята, отдуваются да шубы свои приглаживают.

А Крыса тоже — делать нечего — принялась за работу. Косится на бобрят, хочет сделать, как у них, а не получается. Начала ивняк грызть, да больно горячо взялась: хватила зубами под самый ко­рень — и зуб сломала.

Вымучила кое-как одно брёвнышко, стала в дно втыкать — не получается: заточить забыла. Хотела камнем при­валить — опять неудача: лапу себе отдавила. Что делать? А тут ещё брёвнышко вырвалось у неё да и поплыло по течению.

— Лови его! Лови!— смеётся Рак.

Вскинул Сом свой ус и говорит:

— Вот что, Крыса, ты на чужую плотину позарилась. В этой плотине не твой труд, не твой пот. Бобрята её сделали — у них она и останется. А за то, что ты нас обманывала да ещё суд задобрить хотела, — уходи из нашей реки! Чтобы до заката солнца не было те­бя и в помине! Да смотри поторапливайся, а не то придём выгонять всем миром — худо тебе будет!

И ударил Сом усом по камню сильнее прежнего — кончен суд.

Разошёлся степенно речной народ по своим делам, только Щука в траву метнулась, будто и не знала Крысу, подружку свою.

А бобрята радостные поплыли домой. Рака они посадили на спи­ну и везли по очереди — так ему быстрее. Вот едет Рак, держится клещами за бобриную шубу, а сам твердит:

— Говорил я вам, что правда на вашей стороне! Правда в чест­ном труде да в большом умении.

 

 

к содержанию