Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

ЛОСЁНОК

(А. Мусатов)

Худ. В. КульковХуд. В. КульковРебята прощались с лосёнком.

Утром они пришли к колхозной ферме и сгрудились около изгороди, за которой виднелись разномастные телята: пегие в крапинках, чёрные в белых чулках, рыжие со звёздчатыми лы­синами на лбу.

Радуясь приветливому утреннему солнышку, телята обнюхи­вали землю, щипали молодую траву, пробовали бодаться и,смеш­но взбрыкивая задними ногами, гонялись друг за дружкой.

Но лосёнок оставался ко всему равнодушным.

Был он под стать телятам, только крупнее, голенастее и бо­лее светлой золотистой масти.

Лосёнок стоял в углу загона, просунув точёную голову меж­ду жердями, и тоскливо смотрел на синеющий невдалеке лес, словно ждал, что вот-вот его позовут оттуда.

— Скучает лесовичок... домой ему хочется,— грустно сказа­ла Лидка Шумакова, белобрысая, с коротко остриженными волосами девчонка:— Ешь, лосик... Угощайся напоследочки...

Худ. В. КульковХуд. В. КульковПротянулись к лосёнку руки и других ребятишек: ему сова­ли в губы хлеб, варёную картошку, сахар.

— А как ты думаешь...— хмуро отозвался Вовка Пахомов,— поживи в этом закутке с телятами — от тоски зачахнешь.— И, отобрав у ребят еду, принялся сам кормить лосёнка: был Вов­ка ревнив и не хотел, чтобы в этот последний час кто-нибудь другой ухаживал за его любимцем.

А попал лесовик к ребятам так.

Весной, возвращаясь из школы, они заметили у лесного разъезда лосёнка. Перемахнув железнодорожное полотно, он неожиданно угодил в незакрытую яму с битумом. Все его по­пытки выбраться из густой вязкой чёрной массы оказались тщетными. Животное выбивалось из сил.

Перепуганные ребята бросились звать взрослых. На помощь пришли лесник дядя Вася Прошин, железнодорожники, шофёры с проезжавших мимо грузовиков. С трудом они вытащили по­павшего в яму лосёнка, обмыли соляркой и отпустили.

Но измученный, дрожавший лосёнок никуда не уходил, и ребята привели его в колхозный телятник. Здесь его отогрели, накормили, и с этого дня школьники принялись ухаживать за лосёнком. Особенно привязались к нему Вовка, Лидка и Петька. Их даже прозвали лосиными «кормилками» и «няньками». Они поили его молоком, болтушкой, приготовленной для телят, уго­щали молодой травой. Лосёнок вскоре окреп и начал быстро опережать в росте телят, с которыми целыми днями пасся в загончике около фермы. Был он подвижный, резвый, как все малыши, и частенько затевал с телятами озорные, беспокойные игры.

И вот настало время отпустить его на волю.

Вовка открыл воротину в изгороди, достал из кармана ку­сок хлеба и поманил за собой лосёнка. Но тот и без по­дачки охотно вышел из загона и зашагал рядом с Вовкой к лесу.

Все ребята гурьбой направились следом за ними.

Лосёнок толкал Вовку мордой в плечо, выхватывал у него из рук куски хлеба и косил глазами по сторонам.

А лес был всё ближе и ближе. Вот уже повеяло от него свежестью, разогретой смолой, хвоей, донесло мерный, спокой­ный шум ветвей и листьев.

Вовка скормил лосёнку последний кусок хлеба, потрепал его по гладкой, атласной шее.

— Ну, лосик, пошёл... До свидания. Может, ещё и свидимся!

Чуть помедлив, лосёнок скосил на него светло-коричневый глаз, потом задрал голову, издал призывный трубный звук, словно извещал своих лесных сородичей, что он возвращается домой. И стройный, длинноногий, легко побежал к лесу.

Худ. В. КульковХуд. В. Кульков

Вскоре подросших телят перевели пастись к опушке леса, на поляну с сочной травой. С неделю они паслись спокойно, а по­том из стада молодняка неожиданно пропали два телёнка.

— Вот непутёвые,— расстроилась телятница тётя Поля.— Не иначе, как в лес улизнули.— И она попросила ребят заня­ться поисками беглецов,

Два дня подряд Вовка, Лидка и Петька разыскивали телят в ближнем лесу, но их и след простыл.

— А может, они в дальнюю Субботинскую рощу убежали... И заблудились там,— сказал Вовка.— Надо ещё поискать.

Наутро ребята отправились в Субботинскую рощу. Осмот­рели лесные поляны, вырубки, овраги, но телят нигде не было.

— Наверное, их волки задрали,— сокрушённо вздохнула Лидка.— Прощайте, наши телятки!

Усталые, невесёлые возвращались ребята обратно в деревню.

И тут на опушке леса они заметили трёх телят. Один, по­крупнее, золотистой масти, размашистым шагом шёл впереди, а двое, поменьше ростом, чёрные, с белыми пятнами на лбу и в белых чулках, трусили за ним следом.

— Ой, ребята! — вскрикнула Лидка. — Да ведь это лосёнок! А с ним телята наши, беглецы. Так вот они какого дружка нашли!

Не замечая ребят, лосёнок с телятами пересекли болотистую луговину и направились к загончику около телятника.

Ребята бросились к ним навстречу, протянули куски хлеба и поманили за собой. Потом открыли ворота в изгороди. Ло­сёнок остановился, пропустил мимо себя телят в загончик и даже подтолкнул их головой.

Ребята принялись угощать лосёнка хлебом, гладить.

— Молодец, лосик! — сказала Лидка.— Спасибо тебе, что бег­лецов привёл!

Шершавые губы лосёнка окунулись в ребячьи ладони, он быстро съел весь хлеб, почмокал губами, потом поглядел на телят в загончике, фыркнул, словно хотел сказать: «Ну, вот и всё... Погуляли, побегали, теперь дома живите. А мне пора...» — и неторопливо побежал к лесу.

Месяца через два ребята вновь встретились с лосёнком. Но какая же горькая это была встреча!

Однажды, собирая в лесу грибы, ребята услышали в лесу глухой выстрел.

Все помчались на звук выстрела и вскоре обнаружили в мо­лодом осиннике раненого лосёнка.

Худ. В. КульковХуд. В. Кульков

Выбросив в сторону сильные ноги, он лежал на примятой траве.

Заметив ребят, лосёнок взглянул на них тоскующими глаза­ми, судорожно дёрнулся и попытался встать на ноги.

— Лежи, лосик, лежи,— успокоил его Вовка.— Эх, сколько из тебя крови-то ушло!

Из рваной раны на шее натекла тёмная лужа. Над ней противно гудели зелёные мухи.

Вовка бросился к сторожке лесника и вскоре привёл дядю Васю Прошина.

Дядя Вася обработал рану лосёнка спиртом, смазал йодом, наложил повязку.

— Это как первая помощь,— сказал он.— А теперь надо бу­дет ветеринарного врача позвать.

— Кто же его так, лосёнка-то? За что? — с горечью спроси­ла Лидка.

— Если бы знать,— нахмурился лесник.— Не иначе, как бра­коньеры безобразничают. Сейчас лето, охота запрещена, а они глухарей бьют, белок, зайцев. Теперь вот на лосёнка руку под­няли.— Он посмотрел на ребят: — А вы молодцы, что браконье­рам помешали. Не то бы они лосёнка совсем добили.

— А что с ним теперь будет? — спросил Вовка.

— Станем лечить, ухаживать,— сказал дядя Вася.— Давайте для начала переправим его к моей сторожке.

Дядя Вася и ребята соорудили из жердей большие носилки, положили на них лосёнка и понесли к лесной сторожке.

С этого дня они стали ухаживать за раненым животным. Давали ему лекарства, которые получали от колхозного ветери­нара, делали перевязки, поили и кормили его.

Худ. В. КульковХуд. В. Кульков

От дяди Васи ребята узнали, что лосёнок больше всего лю­бит молодые побеги осин, ивняка, ольхи, и целыми охапками притаскивали ему вкусную еду.

И очень им хотелось узнать, какой же недобрый, злой че­ловек посмел выстрелить в беззащитного лосёнка.

Но выследить никого не удавалось. В лесу бродили грибни­ки, ягодники, сборщики лекарственных трав, иногда появлялись туристы из города или проезжал на подводе приёмщик грибов старик Анисим Печёнкин. Но никто из них с ружьём не по­казывался, и никаких выстрелов в лесу не было слышно.

Однажды Вовка вместе с Лидкой и Петькой отправились за кормом для лосёнка.

К речке тянулся пологий лесистый спуск. Вскоре он перешёл в старую вырубку, заросшую берёзовым и осиновым подростом, высокой травой. Было жарко, солнце припекало, над вырубкой струилось зыбкое марево, одуряюще пахло разогретыми травами.

Неожиданно Лидка схватила мальчишек за руку и кивнула в сторону.

Метрах в ста от них, у невысокой ёлочки с молоды­ми светло-зелёными побега­ми-свечками, чуть приметно шевелилось что-то серое. Ре­бята вгляделись — серое пе­ремежалось с бело-жёлтым.

— Это же зайчиха,— до­гадался Вовка.— Детёнышей кормит. И верно, в подбрю­шье зайчихи к молочным соскам тыкались мордочка­ми и подёргивали ушами от удовольствия два зайчонка.

— Обеденный час у них,— шепнула Лидка.— Ишь как стараются!

Вдруг над ребятами мелькнула огромная крылатая тень. Они подняли головы и увидели здорового коршуна, который камнем падал на зайчиху с детёнышами.

Худ. В. КульковХуд. В. Кульков

Сунув пальцы в рот, Вовка пронзительно засвистел, потом поднял с земли длинную палку, нацелил её в коршуна, слов­но ружьё, и принялся выкрикивать:

— Трах-бах! Тарарах!

А Петька схватил какую-то корягу, прижал её к животу и, надувая щёки, усердно зататакал, словно выпускал из «автома­та» одну очередь за другой.

Не отставала от мальчишек и Лидка. Она подпрыгивала, размахивала руками и вопила, сама не зная что.

Крылатый разбойник дёрнулся, изменил свой полёт и ушёл в сторону.

Когда ребята глянули на ёлочку со «свечками», около неё уже не было ни матери-зайчихи, ни её зайчат.

— Убежала... спаслась...— облегчённо вздохнула Лидка.— Вот умница!

А коршун, лениво взмахивая крыльями, все ещё кружил над вырубкой.

— Ну как, бандюга? Не вышло?! — злорадно крикнул ему Вовка.

Он ещё раз свистнул и с довольным видом направился к густым зарослям ивняка.

И тут невдалеке с гулким, раскатистым эхом шарахнул выстрел.

Вовка замер — это было как в тот раз, когда в осиннике стреляли по лосёнку. Но тогда ребята никого не смогли обна­ружить.

Так неужели тот, кто стрелял, уйдет и сейчас?

Вовка махнул рукой Лидке с Петькой и, продираясь сквозь кусты, побежал на выстрел.

Вскоре лес поредел, и показалась лесная дорога.

Она заросла лопухами. Глубокие колеи были наполнены мут­ной водой. На дороге стояла знакомая подвода приёмщика гри­бов Анисима Печёнкина. Низкорослая, пегая лошаденка, вытынув шею, щипала траву у обочины, но хозяина около телеги не было.

Худ. В. КульковХуд. В. Кульков

— А где же дядя Анисим? — спросил Вовка у подбежавших к нему Лидки и Петьки.

Они поглядели вдоль дороги и шагах в двухстах от телеги заметили самого Анисима.

Высокий, сутулый, с окладистой бородой, тот шёл неторопли­во, изредка оглядываясь, потом остановился, нагнулся, что-то поднял и повернул обратно. Вовка ахнул — в руках у Печёнкина оказалась зайчиха. Уши её почти касались земли.

Выскочив из-за куста, Вовка бросился навстречу Печёнкину.

— Дядя Анисим, что это? Кто стрелял?

— А-а, ребятишки... Вы откуда свалились? — Анисим на миг остановился. Вновь оглянулся, потом сокрушённо вздохнул и продолжал шагать к телеге.— Да вот зайчиху прикончили... Видать, из-за кустов кто-то бабахнул. Я было вдогонку за ним, кричу, шумлю, а того и след простыл...

Он встряхнул тушку зайчихи за задние ноги, и чёрная кровь часто-часто закапала на дорогу.

— А может, она ещё живая? — жалобно спросила Лидка.— Вылечить можно...

Анисим махнул рукой.

— Куда там... Такой заряд влепил... прямо в голову.— И он принялся ругать тех озорников, которые, не считаясь с тем, что охота запрещена, истребляют лесную живность.— Ружья у них, разбойников, поотбирать.

Подошли к телеге. Ребята и Лидка растерянно смотрели на мёртвую зайчиху.

— Забрали бы вы её,— предложил Анисим. — Можно суп сварить! Я-то до зайчатины не большой охотник.

— Нет, нет! — замахал руками Вовка.— Не возьмём.

— А у зайчихи-то детёныши остались,— вспомнила вдруг Лидка.— Вот бы найти их!

— А что... Пошли бы да пошукали,— посоветовал Анисим.

— Не найдёщь, разбежались, поди,— отозвался Вовка.— А вот про зайчиху дяде Васе надо сказать. Это, наверное, один и тот же палил... кто и в лосёнка тогда.

— Где там — один и тот же,— усмехнулся Анисим.— Их, беззаконников, теперь полно развелось. А леснику надо сказать, надо. Пусть меры примет...— Он сел на телегу, подобрал вож­жи и тронул лошадь:— Ты бы добежал, Вовка, пока не по­здно...

Но Вовка никуда не уходил и молча шагал с Петькой и Лидкой за подводой, исподлобья наблюдая за Печёнкиным.

Кто же всё-таки стрелял в зайчиху? Неужели Анисим так ни­кого и не заметил?

Худ. В. КульковХуд. В. Кульков

Неожиданно Лидка почувствовала лёгкий толчок в бок. Она повернула голову к Вовке, и тот показал ей глазами на задок телеги, прикрытый брезентом. Брезент немного сполз, и из-под него высовывалось воронёное дуло ружья-двустволки. Глаза у Лидки округлились, девочка уже готова была что-то закричать, но Вовка сделал предупреждающий жест, чтобы она замолчала. Вовка повернулся к Петьке и понял, что тот тоже увидел дуло ружья. Петька встретился взглядом с Вовкой и как бы спраши­вал, что ж теперь делать.

Тогда Вовка бросился к левому заднему колесу телеги, вы­тащил из оси чёрную, измазанную дёгтем чеку и незаметно бросил её в кусты.

Телега проехала ещё с полсотни метров, и колесо стало медленно сползать с оси.

— Дядя!— закричал Вовка.— Чека потерялась... Сейчас колесо свалится!

Остановив лошадь, Анисим слез с телеги, посмотрел на коле­со, покачал головой. Потом достал из кармана нож, шагнул к придорожным кустам и принялся срезать молодую, не очень толстую берёзку, чтобы сделать из неё новую чеку.

В ту же минуту, откинув брезент на телеге, Вовка схватил двустволку, прижал её приклад к груди и, крикнув Лидке с Петькой: «За мной!» — стремглав помчался к сторожке лесника.

Дядя Вася Прошин встретил Анисима Печёнкина при выезде из леса. Лесник был не один — вслед за ним из-за кустов выш­ли ребята.

— Ну что ж,— остановив лошадь, заговорил дядя Вася.— Теперь уж вам отпираться бесполезно. И свидетелей полно, и зайчиха убитая налицо, и ваше ружьё у меня в руках.

Худ. В. КульковХуд. В. Кульков

— Тоже мне живность! — фыркнул Анисим.— За зайчиху хоть сейчас штраф могу уплатить.

— И за лосёнка вам отвечать придётся. Это вы его пора­нили, вы...

— А это ещё доказать надо.

— Докажем, милиция разберётся.— Дядя Вася показал Анисиму извлечённый из второго ствола ружья неизрасходован­ный патрон.— Видите, а дробь того же калибра, что из раны лосёнка извлекли. И пыжи похожи.

Анисим молчал.

— Смотрите! Смотрите, кто идёт! — обрадованно закричал вдруг Вовка и бросился в сторону от дороги.

Все обернулись и увидели медленно бредущего среди деревьев лосёнка. Втянув влажными ноздрями воздух, он мотнул головой и, чуть приметно припадая на левую ногу, поспешил навстре­чу Вовке.

— Поправился наконец-то!— оживлённо заговорили Лидка с Петькой.— На ноги встал! За кормом пришёл!

— Чего ж за него отвечать теперь,— ухмыльнулся Анисим.— Вот он, лосёнок, целёхонек! Живой, здоровый!

— Потому и здоровый, что у него друзья нашлись, верные защитники,— сказал дядя Вася.— Но это вам не поможет, граж­данин Печёнкин. Штрафом всё равно не отделаетесь. Придётся по всей строгости перед людьми отвечать. По закону и по со­вести.

 

 

к содержанию