Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

СЛЕДЫ НА СНЕГУ

(Максим Зверев)

 

ХОРЁК И ЛИСА

Худ. С. КуприяновХуд. С. КуприяновМетель бушевала сутки. В полдень снегопад прекратился. А к вечеру и ветер стих.

Огромный звёздный мир раскинул­ся над степью, обещая на завтра солнечный морозный день.

Хорёк вылез из норы и неторопливо потянул цепочку следов-двоеточий. По следам я и узнал наутро, что делал хорёк в эту морозную ночь.

На пути хорька встретился стог сена, и зверёк два раза обежал его кругом, а затем взобрался на вершину. Здесь хорёк уселся на задних лапках и осмотрелся. Трудно уга­дать, что увидел, услышал или учуял зверёк, но со стога он спрыгнул.

На бескрайнем поле, занесённом снегом, бисером рассы­паны следы мышей и полёвок. Хорёк нырнул в снег и, надо полагать, задал там хорошую трёпку мышиному населению. Обратно он вылез сытый —игривое настроение после лёгкой победы заставило его без всякой причины покрутиться на одном месте, ловя свой хвост. Потом он бросился со всех ног по полю и вдруг затормозил. И так несколько раз. Поиграть зверьку захотелось.

На меже в бурьяне хорёк забрался в нору хомяка, вы­гнал его из норы и долго играл со своей жертвой: то отпус­кал хомяка, то хватал — совсем как кошка играет с мышкой.

Следы хорька ведут вдоль опушки — степному зверьку нечего делать в лесу.

Худ. С. КуприяновХуд. С. Куприянов 

У осинника с подветренной стороны подстерегала хорька опасность. Лиса и хорёк заметили друг друга одновременно. Спокойная строчка следов лисы оборвалась четырьмя пар­ными вмятинами от передних и задних ног — это лиса, заме­тив добычу, прямо с ходу, без колебаний, оттолкнулась всеми лапами для первого прыжка. Второй прыжок был длиннее первого, а третий привёл лису под осину.

Казалось, спасения нет хорьку: нора далеко и скрыться негде. Но хорёк совершил отчаянный прыжок прямо на­встречу лисе — на осинку. Лиса запрыгала под осинкой, утрамбовав снег, но вскарабкаться хотя бы на метр по тон­кому стволику не смогла.

Вероятно, хорёк шипел. Но что совершенно точно — хорёк использовал «незаконный» приём войны. Доказательство «незаконного» приёма было налицо: жёлтые пятна на ство­ле и на снегу отвратительно пахнут даже сегодня, на сле­дующий день после происшествия. Лиса отскочила от осин­ки и долго каталась в снегу — несколько капель хорькового зелья попали ей на шубу.

Худ. С. КуприяновХуд. С. Куприянов

Сытый хорёк мог сидеть на осине долго. Голодная же лиса просто не вытерпела и убежала в другой осинник ис­кать зайцев. 

Сколько времени сидел на деревце хорёк после передря­ги, сказать трудно. Домой летел самыми большими прыж­ками, на которые только был способен. След обрывался дале­ко от входа. Значит, последний прыжок привёл хорька прямо в нору.

Лиса в ту же ночь поймала зайца и забыла о хорьке. В этом было нетрудно убедиться, пройдя по её следу.

 

 

ВОЛК И КОСУЛЯ

А вот волчий след. В рыхлом снегу тяжёлый хищник оставил глубокую борозду. Видно, и ему трудно приходится после снегопада.

След выводит на озеро. На льду озера мелкий снег, и волк побежал рысцой. Вдруг он на полном ходу затормозил все­ми четырьмя лапами и сорвал снег со льда. Затем огромными прыжками бросился в сторону, ворвался в густые трост­ники на берегу и, ломая заросли, выскочил снова на чистый глубокий снег.

Худ. С. КуприяновХуд. С. Куприянов

Волк мчался, утопая в снегу чуть не с головой: видно, он что-то почуял. Наконец разгадка: свежая лёжка косули. За косулей и бросился волк! Впрочем, трудно решить, кто кого почуял, потому что не известно, с какой стороны ночью дул ветер. Скорее всего, косуля услышала шаги волка на озере, вскочила и бросилась в тростниковые заросли. На этот шум и помчался волк. 

Косуля пробиралась через тростники только несколько десятков метров, дальше она помчалась по торной утоптан­ной заячьей тропе, почти не проваливаясь в снегу. Вот она перескочила на тропу кабанов и легко ушла от погони.

Тяжёлый волк проламывал заячью тропу и скоро прекра­тил бесполезное преследование. Он долго лежал в снегу, тя­жело переводя дыхание: на снегу осталось много замёрзших точек — капелек его слюны, скатывавшейся с высунутого языка.

 

 

РЫСЬ И РОСОМАХА

Следы рыси ведут в густой ельник. Долго зверь идёт по лесу и выходит, наконец, к болоту. Здесь всюду следы зай­цев. Зайцам трудно бегать по рыхлому снегу, и они прото­рили тропинки. Рысь свернула на одну из тропинок и за­шагала быстрее, ведь идти по тропинке легче.

Худ. С. КуприяновХуд. С. Куприянов

Но вот широкие следы росомахи перекрыли следы рыси.

Росомаха вынырнула из густого ельника и пошла за рысью, которая и не подозревала, что её кто-то преследует.

Вдруг росомаха бросилась скачками по следу рыси: на­верное, заверещал заяц, попавший в зубы рыси. Взметая снег, росомаха выскочила на бугорок: внизу, в лощине, рысь расправлялась с зайцем.

Росомаха бросилась к ней.

Рысь проворно отскочила в сторону — она без боя уступи­ла свою добычу более сильному хищнику. Рысь долго стояла и смотрела издалека, как обедает росомаха. Но ничего не поделаешь. Своя шкура дороже. И рысь снова зашагала по заячьим тропам.

 

*****

Худ. С. КуприяновХуд. С. КуприяновСколько замечательных рассказов прочтёт за зимний день опытный следопыт! Шаг за шагом открываются ему особен­ности жизни четвероногих и пернатых обитателей леса.

Вот лоси набили тропы болота — здесь они пережидали буран, подкрепляясь ветками кустарника. 

А выдра, перебираясь на новое место, вырыла своим брю­шком канавку.

Вот след белки. След обрывается внезапно, словно белка вспорхнула и улетела. Что с ней случилось? Скорее всего, белку «слизнула» хищная птица.

Ямки в снегу — здесь ночевали рябчики.

А след соболя ведёт к высокой рябине. Зверёк не прочь полакомиться её ягодами.

А вот следы колонка. Он бежал. Наверное, от соболя. Да, много интересного можно узнать, научившись читать следы на снегу.

 

 

к содержанию