Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

ТРИ ЗОЛОТЫХ ВОЛОСКА 

(Карел Эрбен)

 

Худ. В. КонашевичХуд. В. КонашевичЖил-был на свете король. Всю жизнь он был такой же, как все короли, — ничуть не умнее, — а на старости лет нежданно-нега­данно открылась ему великая пре­мудрость: научился он понимать речь зверей, птиц, рыб и даже всей ползучей и летучей мелкой твари.

Вот как это случилось. Прихо­дит к нему однажды незнакомая старуха, приносит рыбу в лукошке и говорит:

— Прикажи-ка зажарить эту рыбку и съешь её сегодня за обедом. Тогда ты будешь понимать всё, что говорит любая тварь — ходит ли она по земле, летает ли по воздуху или плавает в море.

Королю это пришлось по нраву. Всякий не прочь научиться тому, что никто не умеет, — особенно если для этого только и надо, что поесть жареной рыбы.

Он щедро заплатил старухе, позвал своего люби­мого слугу Иржика и приказал ему приготовить рыбу к обеду.

— Только смотри, — сказал король, — не вздумай сам отведать рыбки. А не то не сносить тебе головы.

Иржик взял рыбу и понёс её на кухню.

«Ну и рыба! — подумал он, разглядывая её по пу­ти. — Больше похожа на змею, чем на рыбу. Нет уж, будь что будет, а я попробую, что за кушанье из неё выйдет. Не было ещё на свете такого повара, который бы не отведал своей стряпни».

И, когда рыба была готова, он отщипнул малень­кий кусочек и проглотил его.

В ту же минуту он услышал чьи-то тоненькие голо­са. Они так и звенели у него над ухом:

«Иржпк, Иржик, отрежь, пожалуйста, и нам не­множечко!»

Оглянулся он по сторонам. Никого в кухне нет. Только мухи выотся над жареной рыбой и жужжат:

«Иржик, Иржик, немножечко!..»

В это время со двора донёсся скрипучий голос:

— Вы куда? Вы суда?

— К мельнику на ячменное поле, к мельнику на ячменное поле, — отвечали голоса потоньше.

Иржик выглянул в окно и увидел большого гусака и целое стадо гусынь.

«Так вот оно что! — подумал он. — Нечего ска­зать — славная рыба!»

Теперь-то он хорошо понимал, почему король за­претил ему пробовать это кушанье.

И, проглотив на всякий случай ещё кусочек, он как ни в чём не бывало отнёс блюдо в королевские покои и поставил на стол.

После обеда король приказал оседлать коней и взял Иржика с собой на прогулку. Король ехал впере­ди, а Иржик, как полагается, позади. По пути при­шлось им проезжать широкую зелёную луговину. Конь Иржика заплясал и заржал:

— Ого-го, братец!.. Как мне легко и весело нести моего седока. Через гору — и то бы, кажется, пере­скочил.

— И я бы перескочил, — отвечает конь короля, — да мой старикашка еле в седле держится. Поскачешь, а он, того и гляди, свалится и шею себе сломает.

— Ну и пусть сломает! — говорит конь Иржика.— Вместо старого будешь носить на себе молодого.

Услыхал этот разговор Иржик и не выдержал, за­смеялся потихоньку.

А король, который тоже понял всё от слова до сло­ва, поглядел на него и спрашивает:

— Ты это чему смеёшься?

— Так, милостивый король, — отвечает Иржик,— Вспомнилось кое-что...

Но король не поверил Иржику. Сердито хлестнул он своего коня и поехал назад во дворец. Приехал, сел к столу и говорит Иржику:

— Подай мне кубок вина. Только смотри — до краёв налей. А не дольёшь — казню, и перельёшь — казню.

Иржик взял кувшин с вином и стал наливать. В это время в открытое окно влетела птичка. Она держала в лапках три золотых волоска, а за ней гналась другая и щебетала во весь голос:

— Отдай, отдай, отдай! Они мои, а не твои!

— Нет, не твои, а мои! Я их сама подняла.

— Зато я первая заметила, как они упали на пол, когда королевна Златовласа расчёсывала кудри. Дай мне хоть два!

— Не дам ни одного!

Тут вторая птичка налетела на первую и стала вы­рывать у неё добычу. А первая — давай отбиваться.

Кончилось тем, что обеим птичкам досталось по одно­му волоску, а третий волосок упал и, ударившись об пол. зазвенел, как чистое золото.

Иржик оглянулся и перелил вино.

— Теперь тебе конец! — крикнул король.— Завтра же на рассвете тебя повесят.

— Ах, милостивый король! — воскликнул Ир­жик.— Разве я не служил вам всегда верой и прав­дой!..

Король задумался.

— Ты хочешь быть умнее своего господина, Ир­жик, — сказал он, — а это великая дерзость, за кото­рую и повесить мало. Да уж ладно, ступай разыщи королевну Златовласу и приведи её ко мне во дворец. Она станет моей женой и королевой, а тебя я, так и быть, помилую.

Иржик и руками развёл.

— Привести во дворец королевну Златовласу? Да где она живёт? Я про такую и не слыхал...

Король нахмурил брови:

— Не пытайся обмануть меня во второй раз, Иржик! Я по твоим глазам вижу, что ты не хуже меня понял, о чём говорили птички.

Что было делать Иржику? Он оседлал коня, взял на дорогу мешок с едой и кошелёк с деньгами и по­ехал куда глаза глядят.

Вот подъезжает он к тёмному лесу. Глядь — на опушке кустарник горит, — должно быть, пастухи не­нароком подожгли. А под одним кустом — большой муравейник. Горит куст, искры с него так и сыплются дождём, а муравьи внизу суетятся, бегают, спасают свои личинки и добро.

— Ох, Иржик, помоги нам, сделай милость, — кричат муравьи, — не то и нам и детям нашим поми­рать лютой смертью.

Иржик недолго думая соскочил с коня, срубил куст и затоптал огонь ногами.

— Спасибо тебе, Иржик,— говорят муравьи,— на­век мы у тебя в долгу. Если понадобится тебе наша помощь, ты только вспомни о нас, а уж мы не замеш­каемся.

Засмеялся Иржик.

— Ладно, — говорит. — Если не управлюсь без муравьиной подмоги, позову. — И поехал дальше.

Едет, едет лесом и подъезжает к высокой ели. Смотрит: на вершине воронье гнездо, а внизу меж кор­ней два воронёнка пищат.

— Помоги, Иржик! Улетели наши родители за до­бычей да вот уже целых два дня не возвращаются. А мы ещё малы и глупы, летать и то не научились. По­мирать нам голодной смертью, если ты нас не накор­мишь.

Иржик не стал раздумывать, отвязал от седла ме­шок с едой и бросил его воронятам.

— Спасибо тебе, Иржик, — весело закаркали во­ронята. — Если трудно тебе придётся, ты только вспо­мни о нас.

— Как не вспомнить! — ответил Иржик, смеясь, и поехал дальше.

Вот миновал он лес и выехал на берег широкого моря. А на берегу два рыбака спорят: попалась им в сеть золотая рыбка и никак они не могут поделить её.

— Моя сеть, стало быть, и улов мой! — кричит один.

— Да лодка-то моя, — отвечает другой. — Чья лодка — того и добыча.

— Давай так сговоримся, — предлагает первый рыбак: — пускай эта рыбка моя будет, а поймаем дру­гую такую — та уж будет твоя.

— Ишь ты, какой хитрый! — отвечает второй ры­бак. — Сам подожди, покуда мы другую такую пойма­ем, а эту я лучше себе возьму.

— Я вас помирю, братцы, — говорит Иржик. — Продайте-ка мне вашу рыбку, а деньги поделите по­ровну. Я хорошо заплачу.

И он отдал рыбакам все деньги, что были у него в кошельке.

Рыбаки очень обрадовались. А Иржик взял рыбку, полюбовался на неё и пустил обратно в море.

Рыбка весело плеснула хвостом и сказала Иржику на своём рыбьем языке:

— Спасибо тебе, Иржик! Если тебе понадобится когда-нибудь моя помощь, только вспомни обо мне. А уж я отплачу тебе услугой за услугу.

И она исчезла в волнах. А Иржик стоит на берегу и не знает, в какую сторону ехать дальше — направо или налево.

— Ты куда путь держишь? — спрашивают у него рыбаки.

— Да вот еду за невестой для нашего старого ко­роля, — говорит Иржик. — Приказал он мне высва­тать ему королевну Златовласу, а я даже не знаю, где она живёт.

— Зато мы знаем, — говорят рыбаки. — Живёт она на дальнем острове, в хрустальном дворце. Это любимая дочка тамошнего короля. Каждый день на рассвете она расчёсывает свои косы, а от этого словно золотое зарево разливается по небу и по морю. Если хочешь, мы отвезём тебя туда за то, что ты нас так славно помирил. Только смотри, как бы тебя во дворце не обманули. Дочерей у короля двенадцать, все краса­вицы, у кого косы — как вороново крыло, у кого — как чёсаный лён, у кого — как спелый орех, но золо­товолосая только одна!

Сел Иржик в лодку, и отвезли его рыбаки на даль­ний остров.

Вот высадился он на берег и пошёл прямо в хру­стальный дворец. Приходит, кланяется и просит коро­ля отдать Златовласу за его господина.

— Не знаю, стоит ли твой господин такой невесты, как моя дочка, — отвечает король. — Ну, да ведь не­даром говорят: каков сват, таков и жених. Поживи у меня три дня, и каждый день я буду задавать тебе по одной задаче. Решишь — отдам дочку за твоего ко­роля, не решишь — твоя беда, уж не прогневайся!..

На другой день утром король позвал к себе Иржи­ка и говорит:

— Ну, сват, вот тебе первая задача. Было у моей дочери, королевны Златовласы, дорогое ожерелье из жемчужных зёрен. Да вот беда — оборвалась нитка, и рассыпались жемчужины по зелёной лужайке. Рассыпались и затерялись в траве. Ступай-ка ты да со­бери все жемчужины, чтоб ни одна не пропала.

Пошёл Иржик на лужайку, а лужайка широкая, просторная — конца ей не видать, и трава высокая, густая — по пояс. Попробуй-ка разыскать тут жем­чужные зёрнышки!

Шарил, шарил Иржик в траве — до самого зака­та, — ни одной жемчужины не нашёл.

Сел он на кочку и пригорюнился.

«Тут, — думает, — не человеком, а муравьём надо быть, чтобы в такой густой траве жемчуга искать».

Глядь — а у ног его целые полчища Муравьёв суе­тятся.

— Мы тут, Иржик, мы тут! — кричат они на своём муравьином языке. — Погоди, сейчас мы тебе по­можем.

И не успел Иржик оглянуться, как муравьи при­тащили к его ногам целую горсть жемчужин.

Иржику только и осталось дела, что нанизать зёр­на на нитку. Кончил он свою работу и уж хотел было концы нитки узлом связать, — вдруг слышит тонень­кий голосок:

— Постой, Иржик, не завязывай! Несу тебе ещё одну жемчужину.

Посмотрел Иржик кругом — видит: ковыляет к не­му старый хромой муравей (ногу у него на пожаре огнём опалило) и несёт жемчужное зёрнышко.

Наклонился, к нему Иржик, взял последнюю жем­чужину, самую маленькую, надел на нитку и крепко связал концы узлом.

Потом поблагодарил Муравьёв за их услугу и по­нёс ожерелье королю.

Король пересчитал жемчужины: все до одной це­лы. Похвалил он Иржика и отпустил на покой.

— Отдохни, — говорит. — А завтра я тебе новую задачу дам.

Наутро приходит Иржик к королю. А король его уже поджидает.

— Ну, вот тебе, сват, и другая задача, — гово­рит. — Купалась моя дочка в море и обронила драго­ценный перстень. Найди-ка его да принеси.

Пошёл Иржик к морю. Ходит по берегу, а что де­лать — не знает. Трудно разыскать жемчужное зерно в густой траве, ещё трудней найти перстень в глубо­ком море.

«Рыбкой надо быть, а не человеком, чтобы такую задачу решить», — думает Иржик.

Глядь, а рыбка тут как тут, да не простая, а золо­тая. Высунула она голову из воды и говорит:

— Погоди, Иржик, я тебе этот перстень раздо­буду.

И ушла в глубину.

Часу не прошло, возвращается рыбка и выносит перстень.

— Услуга за услугу, — говорит. — Нашла я его на плавнике у одной старой щуки.

Поблагодарил Иржик рыбку и понёс перстень ко­ролю.

Опять похвалил его король, а назавтра задаёт Иржику новую задачу.

— Коли хочешь, — говорит, — чтобы я отпустил с тобой мою дочку, раздобудь мне живой и мёртвой воды.

Идёт Иржик, сам не знает куда. Забрёл в дрему­чий лес, сел на пенёк и голову опустил.

«Да где же, — думает, — найдёшь живую и мёрт­вую воду? Люди говорят — только вещий ворон знает, где эти ключи из-под земли бьют».

Едва он это подумал, вдруг слышит над головой: «Карр! Карр!»

Летят к нему его старые друзья, воронята.

Рассказал он им про свою беду, а они отвечают:

— Не горюй, Иржик, мы тебя выручим.

Улетели они, а к вечеру воротились с двумя пу­зырьками: в одном живая вода, а в другом — мёртвая.

Поблагодарил их Иржик и понёс оба пузырька во дворец.

Смотрит: на опушке леса, между двумя кустами, паук раскинул свою сеть. А сам сидит посередине — большой, мохнатый — и сосёт из мухи кровь. Уж от мухи почти ничего и не осталось — одна пустая оболочка, а он всё не оставляет её.

Взял Иржик пузырёк с мёртвой водой, брызнул на паука — и тот сейчас же замертво свалился на землю. Брызнул на муху живой водой из другого пузырька — и муха забилась в паутине, вырвалась из сетей и зажужжала:

— Счастье твоё, Иржжижик, что ты ожжживил меня! Ужжж я тебе пригожжжусь!..

И она улетела. А Иржик пошёл дальше.

Приходит он во дворец, отдаёт пузырьки, а король говорит ему:

— Ну что ж, все три задачи ты решил. Пойдём те­перь за невестой.

Повёл он Иржика в круглую башню. Там за круг­лым столом сидели двенадцать красавиц — все на одно лицо, — и очами, и бровями, и улыбкою схожи... Все красавицы одинаково одеты, у всех волосы закры­ты белыми как снег покрывалами.

— Вот мои дочери, — говорит король.— Угада­ешь, какая из них Златовласа, можешь увезти её с со­бой. Не угадаешь — значит, не судьба, один уедешь!

Смутился Иржик — не знает, что ему делать. Вдруг слышит над самым ухом:

— Ж-ж-ж-ж-ж, иди, Иржик, вокруг стола. Я тебе укажжу и подскажжу!..

Смотрит Иржик, а это та самая муха, которую он недавно от паука спас. Вьётся муха над головами у красавиц и звенит:

— Это не та и это не та... Это не та и это не та... А вот это она — Златовласа!..

Иржик и указал на Златовласу.

— Угадал! — говорит король. — Твоё счастье!

А королевна встала из-за стола, сбросила покры­вало, и рассыпались её золотые кудри волнами до са­мой земли. Всё вокруг так и озарилось, словно солнце из-за тучи выглянуло. Иржик даже зажмурился.

Тут уж король не стал больше отговариваться — снарядил дочку в дорогу, дал ей богатое приданое, а вдобавок ко всему — те два пузырька с живой и мёрт­вой водой, что Иржик раздобыл. И отправились коро­левна с Иржиком в дальний путь.

Вот приехали они наконец к старому королю. Об­радовался король, не насмотрится на невесту. Сейчас же приказал готовиться к свадьбе, а Иржику говорит:

— Спасибо тебе за твою услугу. В награду за неё избавлю я тебя от петли, а прикажу только отрубить тебе голову.

Королевское слово — закон. Взяли Иржика и от­рубили ему голову.

Этим бы дело и кончилось, да королевна Златовла­са стала со слезами просить у старого короля, чтобы он позволил ей похоронить бедного Иржика.

Король ни в чём не мог отказать своей невесте.

Взяла Златовласа голову Иржика, приложила к шее и обрызгала мёртвой водой. И в ту же минуту го­лова и тело срослись, да так плотно, что на шее и знака не осталось. Лежит мёртвый Иржик, словно спит, — только стал ещё красивее и моложе, чем был прежде.

Тут королевна взяла другой пузырёк и побрызгала на Иржика живой водой.

И сейчас же кровь потекла у него по жилам и сердце застучало. Он вздохнул, поднялся и сказал, протирая глаза:

— Как же крепко я спал;

— Да, крепко, — ответила королевна. — Кабы не я, спать бы тебе без просыпу.

Увидел старый король, что случилось с Иржиком, и захотелось ему тоже помолодеть и похорошеть.

Худ. В. КонашевичХуд. В. КонашевичПодумал он, подумал и говорит:

— Так и быть, рубите голову и мне. Да только не забудьте потом обрызгать живой водой. Надоело мне быть дряхлым стариком, хочу стать молодым удаль­цом.

Королевское слово — закон. Отрубили королю го­лову и давай поливать его живой водой, как приказал он перед смертью.

Поливали, поливали мёртвое тело живой водой да толку из этого не вышло: не приросла голова к телу.

Догадались тут, что надо мёртвой водой побрыз­гать.

Побрызгали. Приросла голова к шее, а жизни ни в голове, ни в теле нет. Нужно бы теперь живой водой обрызгать, да её в пузырьке и на донышке не осталось.

Ничего не поделаешь, пришлось старого короля похоронить.

После похорон стали думать, кого же посадить на его место, и решили выбрать самого умного человека. Искали, искали, да никого не нашли умнее Иржика. Ещё бы! Ведь он понимал даже то, что говорят звери, птицы и рыбы.

Так и сделался королём умный Иржик, а короле­вой стала прекрасная Златовласа.

 

 

к содержанию