Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

ПРО ТОМКУ

(E. Чарушин)

 

ТОМКА 

Худ. Г. Бедарев Худ. Г. Бедарев У охотника я увидел песика.

Он вот какой! Уши длинные, хвост короткий.

Охотник рассказал, какой пёсик понятливый, как на охоте помогает, и умный-то, и не грязнуля.

От этого пёсика, говорит, есть щенки.

Приходите — поглядите. И мы с ним пошли.

Щенки небольшие — только что научились ходить.

Который-то из них, думаю, мне будет помощник на охоте? Как узнать — кто толковый, а кто не годится?

Вот один щенок — ест да спит. Из него лентяй получится.

Худ. Г. Бедарев Худ. Г. Бедарев

Вот злой щенок — сердитый. Рычит и со всеми лезет драться. И его не возьму — не люблю злых.

А вот ещё хуже — он тоже лезет ко всем, только не дерётся, а лижется. У такого и дичь-то могут отнять.

В это время у щенят чешутся зубы, и они любят что-нибудь погрызть. Один щенок грыз деревяшку. Я эту дере­вяшку отнял и спрятал от него. Почует он её или не почует?

Щенок начал искать. Других щенят всех обнюхал — не у них ли деревяшка?

Худ. Г. Бедарев Худ. Г. Бедарев

Нет, не нашёл. Ленивый спит, злой рычит, незлой злого лижет — уговаривает не сердиться.

И вот он стал нюхать, нюхать и пошёл к тому месту, куда я её спрятал. Почуял.

Я обрадовался. Ну, думаю, вот это охотник. От такого и дичь не спрячется.

Назвал его Томкой. И стал растить помощника.

 

 

КАК ТОМКА НАУЧИЛСЯ ПЛАВАТЬ

Худ. Г. Бедарев Худ. Г. Бедарев Мы пошли гулять и взяли с собой Томку.

Сунули его в портфель, чтобы он не устал.

Пришли к озеру, сели на берег и стали кидать камушки в воду — кто дальше бросит. А портфель с Томкой на тра­ву положили. Вот он вылез из портфеля, увидал, как каму­шек плюхнулся в воду, и побежал.

Бежит Томка по песочку, косолапый, неуклюжий, ноги у него в песке так и заплетаются. Дошёл до воды, сунул лапы в воду и на нас оглядывается.

— Иди, Томка, иди — не бойся, не потонешь!

Полез Томка в воду. Сначала по животик зашёл, потом по шею, а потом и весь окунулся. Только хвост-обрубочек торчит наружу. Повозился, повозился, да вдруг как выско­чит — и давай кашлять, чихать, отфыркиваться. Видно, он дышать в воде вздумал, вода и попала ему в нос да в рот. Не достал камушка.

Худ. Г. Бедарев Худ. Г. Бедарев

Тут мы взяли мячик и кинули его в озеро.

Томка любит играть с мячиком, это была его любимая игрушка. Шлёпнулся мяч в воду, покрутился и остановился. Лежит на воде, как на гладком полу.

Узнал Томка свою любимую игрушку и не стерпел — по­бежал в воду. Бежит, повизгивает.

Но теперь носом в воду не суётся.

Шёл, шёл, да так и поплыл. Доплыл до мячика, цап его в зубы и обратно к нам.

Вот так и научился плавать.

 

 

РЯБЧОНОК

Худ. Г. Бедарев Худ. Г. Бедарев Взял я как-то корзину и пошёл в лес по грибы. И Томка со мной побежал.

И вот, не дошли мы ещё до леса, как Томка закру­тился, завертелся на одном месте около ёлки — стал приню­хиваться. И вдруг совсем близко от нас кто-то захлопал крыльями.

Посмотрели мы за куст, а там ходит какая-то удиви­тельная курочка, ходит и на нас глядит. Пёстренькая такая, мохнатые лапки, а на голове чёрный хохолок.

Вдруг курочка поползла по земле, потом встала столби­ком, шею вытянула и ещё похлопала крыльями. Похлопа­ла, взъерошилась вся и поскакала куда-то вбок.

Это она хитрит. Томку от цыплят отводит.

Худ. Г. Бедарев Худ. Г. Бедарев

А Томка как увидал рябчиху, так сразу и кинулся за ней. Рябчиха прихрамывает, подлётывает, еле бежит, будто она совсем больная. Притворяется.

А Томка и рад: визжит, лает, вот-вот догонит рябчиху, вот-вот за хвост её схватит! Глупый Томка.

Увела его рябчиха далеко-далеко и потом, видно, села на дерево. Слышу, Томка лает на одном месте.

Приподнял я с земли прелую еловую ветку и вижу — какой-то гриб-поганка торчит на тонкой ножке.

А под поганкой рябчонок сидит. Спрятался и глаза закрыл.

Я цап его рукой и словил. Готово! Попался, маленький!

А, вот он какой! Совсем как настоящий цыплёнок. Толь­ко поменьше да весь полосатый и пятнистый. Это для того, чтобы легче было прятаться.

Ещё пуховый, а на крылышках перья — значит, уже ле­тает.

Худ. Г. Бедарев Худ. Г. Бедарев

Я разжал руку, а рябчонок сидит у меня на ладони и не двигается — боится.

Тут я немного его подкинул, он и полетел.

Пролетел шагов пять, сел на землю, да с глаз пропал — то ли в яму сунулся, то ли под какой-нибудь листочек залез или просто прижался к земле. Только сразу потерялся.

Ну и ловко прячутся эти рябчата!

Худ. Г. Бедарев Худ. Г. Бедарев

А глупого Томку рябчиха ещё долго обманывала, от де­рева к дереву водила. И так далеко увела, что Томка чуть не заблудился.

Но вот вернулся Томка, усталый, пыхтит. Лёг и заснул.

Прошло немного времени. Неслышно откуда-то появи­лась рябчиха, и из-под шишки, из-за какого-то бугорка, из-под травки выскочили рябчата-цыплята.

И когда Томка проснулся, я его увёл с этого места. Рябчат пугать да рябчиху гонять без толку не надо.

 

 

к содержанию