Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

КАПУСТНЫЙ ЛИСТ

(Е. Бехлерова) 

Худ. М. УспенскаяХуд. М. УспенскаяНёс зайчик лист капусты. Лист был боль­шой, круглый, и зайчик шёл и радовался:

— Ну и позавтракаю же я на славу!

Вдруг он услышал жалобный писк. Это воробы­шек лежал под кустом: злой мальчишка подшиб его камнем.

— Пить, пить,— стал просить воробышек.

Зайчик недолго раздумывал. Он сразу побежал к реке, принёс воды в капустном листе и напоил раненого воробья.

«Ну, а сейчас-то я наемся до отвала, до дома уже рукой подать»,— подумал зайчик и пошёл дальше.

А в это время хлынул дождь.

«Подумаешь, дождь! Не боюсь тебя!» — сказал зай­чик и припустил со всех ног домой.

И снова его кто-то тихонько окликнул:

— Зайчик, спаси!

Это бабочка лежала в траве.

— Если дождь намочит мне крылья, я не смогу взлететь.

— Иди под зонтик! — сказал зайчик и поднял ка­пустный лист над бабочкой. И даже сам под ним поместился.

Худ. М. УспенскаяХуд. М. УспенскаяДождь скоро прошёл.

Бабочка сказала спасибо и улетела, а зайчик взял свой лист и побежал даль­ше. Но едва он подошёл к реке, как увидел в воде полевую мышку. Она еле держалась за тонкую ве­точку, и вода уже захлёстывала её.

«Пожалуй, утонет...» — подумал зайчик. Недолго думая, кинул свой лист в воду.

— Вот тебе лодка, спасайся!

Мышка взобралась на лист и приплыла к берегу.

— Спасибо тебе, зайчик! — сказала она и убежала.

А тем временем капустный лист подхватило те­чением, и он уплыл, издали похожий на зелёную круглую лодочку.

— Эх, уплыл мой завтрак! — воскликнул зай­чик.— Ну ничего, зато я напоил воробышка, спрятал от дождя бабочку и спас полевую мышку.

 

 

 

ДВА ПРИЯТЕЛЯ

(Е. Бехлерова) 

Худ. М. УспенскаяХуд. М. УспенскаяУтёнку Кряку очень захотелось иметь хороше­го, верного друга.

— А каким должен быть твой друг? — спросил пе­тушок Рубинек.

— Верный друг — это такой: если на меня нападёт волк, то друг меня защитит.

— А если на твоего друга нападёт волк или дру­гой зверь?

— Тогда я его защищу!

Потом утёнок Кряк подумал и сказал:

— Знаешь, Рубинек, я буду твоим другом. Хочешь?

— Хочу. И ты не бросишь меня никогда?

— Никогда! А если найду в воде вкусного червя­ка, поделюсь с тобой.

— А я, если найду в земле хорошее зёрнышко, принесу тебе!

И вот всюду стали ходить вместе петушок Руби­нек и утёнок Кряк.

Однажды утром, рассказывая друг другу разные интересные истории, они шли по полю. И вдруг из будки выскочила огромная собака. Залаяла и погналась за приятелями — пыль столбом поднялась по дороге. Бежала она за ними до самого пруда.

Кряк первый увидел воду.

— Спасены! — крикнул он и — бултых в воду!

А петушок? Петушок-то плавать не умел. Напала на него собака и потрепала как следует.

Когда собака вернулась в будку, Кряк уже вы­шел из воды и отряхивал пёрышки.

— Ах, утёнок, утёнок, а ещё хотел защищать ме­ня от волка...— сказал ему петушок.— Разве так друзья поступают?

Застыдился Кряк.

— Прости меня, Рубинек! Но эта собака была та­кая свирепая, что я совсем голову потерял от страха. Но зато в другой раз...

Снова стали дружить Кряк и Рубинек. И вот од­нажды снова напала на них собака. Снова поднялась пыль столбом. Дыбом встали на петушке перья, а утёнок, захлопав крыльями, побежал наутёк.

Добежали они до изгороди.

— Спасены! — закричал петушок, мигом взлетев на изгородь. А оттуда и крыша недалеко. Тут уж собака его не тронет!

А утёнок? Утёнок-то взлететь на изгородь не мо­жет. Настигла его собака, потрепала порядком и убе­жала обратно в будку. А петушок слетел с крыши.

Утёнок покачал головой:

— От волка хотел меня спасти, а сам...

Устыдился Рубинек:

— Ах, эта ужасная собака! Я совсем голову поте­рял от страха. Но уж в другой раз...

Кто знает, может, в другой раз Кряк не бросится спасаться в воду, может, петушок не взлетит от страха на крышу, может, и правда, они окажутся настоящими друзьями, помогут друг другу?

 

 

 

ГОСТИ МЫШКИ ТИХОНОЖКИ

(Е. Бехлерова) 

Худ. М. УспенскаяХуд. М. УспенскаяМышка Тихоножка убрала свою квартирку. Поставила на стол вазу с цветами.

— Надо спешить, скоро придут гости,— сказала она и заглянула в кастрюльки.

И вдруг: тук, тук...

— Это я, ёжик...— отозвался кто-то за дверью.

— Входи, ёжик! — пригласила мышка.

Но как войти? Норка такая маленькая! Голова и передние лапы ёжика уже в норке, а всё остальное не помещается.

— Я немного потолще тебя, мышка...— объясняет ей ёжик.

Тихоножка расстроилась, но только на минутку. Тотчас же она нашла выход из положения.

— Подожди, ёжик, я расширю свою квартиру!

И начала быстро-быстро копать землю лапками, пока норка не стала побольше.

Ёжик вошёл и, довольный, уселся за стол.

—  Сейчас в квартире стало больше воздуха, когда вход расширился,— обрадовалась мышка.

Она выглянула в окошко.

— О, зайчик идёт!

Зайчик заглянул в норку, сунул туда морду и передние лапки.

— Входи, зайчик! — пригласила Тихоножка.

Худ. М. УспенскаяХуд. М. УспенскаяНо ёжик сразу понял, что зайчику не войти.

— Ты немножечко потолще меня,— сказал он и хотел втащить гостя за лапы. Не помогло.

А мышка уже рыла лапками землю у входа.

— Помоги мне, ёжик...

Копали, копали, пока зайчик не смог войти в нору.

Мышка угощала гостей малиновым соком, спра­шивала о здоровье.

А перед норкой — тук, тук...

— Здравствуй, медведь!

Медведь просунул свою голову и оглядел норку.

Хоть и был он самым маленьким сыном у мамы-медведицы, но для его круглого брюшка нужен был более широкий вход.

Принялись за работу ёжик и мышка. Немного ис­пачкали медведю нос землёй, но зато какая была радость, когда он, наконец, уселся за стол и вместе с остальными мог выпить соку!

Мышка уставила весь стол блюдами. Она принес­ла кастрюльки, из которых очень вкусно пахло. Она суетилась, подсовывая каждому гостю то, что он больше всего любит.

Когда часы пробили позднее время, гости стали прощаться.

Тихоножка осталась одна. Она перемыла все блю­да и кастрюльки. Немного усталая, села она, огля­делась вокруг и заломила лапки.

Худ. М. УспенскаяХуд. М. Успенская

— Какой в моей норке огромный вход! — крикну­ла она, испугавшись.

Утром, когда она вышла из квартирки, она встре­тила своих гостей.

— Очень приятно было у тебя вчера, мышка,— сказал медведь, а ёжик кивнул головой.

— Да, конечно,— поддакнул зайчик, — только нор­ка у Тихоножки...

Все посмотрели на норку.

— Ах, каждый кот войдёт теперь туда с лёг­костью! — воскликнул ёжик.

Медведь заглянул внутрь.

— Знаешь, Тихоножка,— посоветовал зайчик,— пой­дём поищем новую норку.

Зайчик лучше всех понимал, что мышка будет бояться жить в норке с таким огромным входом.

— А сюда будешь приглашать гостей,— сказал медведь, которому вчера у мышки очень понрави­лось варенье.

 

 

 

ЛЯГУШАТА В КРАСНЫХ ШЛЯПКАХ

(Е. Бехлерова) 

Худ. М. УспенскаяХуд. М. УспенскаяВ одном болоте жили-были два лягушонка.

Как-то раз один из них поглядел вокруг и вздохнул.

— Ты о чём? — спросил его другой.

А первый ответил:

— Трава зелёная, вода зелёная, камыши зелёные... Даже плащики на нас и те зелёные. Какая скука!

— Правда, — сказал второй лягушонок и тоже вздохнул. А потом вспомнил:— А у божьих-то коро­вок курточки красные да ещё с чёрными крапинка­ми. Вот счастливые!

Но долго вздыхать лягушата не умели. Они мигом написали приглашение, которое повесили на старой вербе у края болота.

А в приглашении было сказано:

Всех, кто носит красное платье,
Красный галстук,
Красный халатик,
У кого есть красный беретик
Или хотя бы
Красный жилетик —
Всех зовём мы в гости. С поклоном,
Два лягушонка — оба в зелёном. Ква!

Не прошло и минуты, как из лесу прилетели два дятла, оба с красными хохолками.

Они увидели приглашение и застучали длинными носами — тук-тук-тук... Можно к вам?

Один сказал:

— У меня красный хохолок на макушке!

Другой прибавил:

— И у меня тоже.

— Милости просим! — закричали лягушата, встре­чая дятлов.

А потом пришли божьи коровки в красных кур­точках с чёрными крапинками, явились красные ма­ки с пышными воротниками. И, наконец, из лесу по­жаловали важные мухоморы. А у них не шляпы — загляденье!

Худ. М. УспенскаяХуд. М. УспенскаяИ красиво же стало на зелёной полянке возле зелёного болотца.

А старая жаба, сидя под зелёным листом, серди­то ворчала:

— Вр-р-редная затея! Не будет от неё пр-р-року... Не будет пр-р-року.

Но лягушата её не слушали и лишь приговари­вали:

— Ах, мне бы такую курточку, как у божьих ко­ровок!

— Нет, лучше всего шляпу мухомора!

Услышав это, мухоморы с важностью сказали:

— Что ж, мы можем одолжить вам свои шляпы. Но ненадолго!

Лягушата очень обрадовались, нахлобучили на го­ловы мухоморовы шляпы и давай прыгать, скакать, веселиться на зелёной траве, у зелёного болотца.

А по соседству, на лугу, жил аист. Он смотрел и удивлялся: что же такое делается на болоте? А не пойти ли взглянуть?

И он зашагал, высоко поднимая свои длинные-предлинные ноги.

А лягушата-то и знать не знали, какая им грозит беда. Они всё плясали да плясали в красных шляпах.

Аист подошёл ближе. Ещё ближе. Совсем близко.

— Кле-кле-кле! — забормотал он себе под нос.— Так это лягушата в красных шляпах! Сейчас я их проглочу.

И, поднимая то одну ногу, то другую, он пошёл прямо на них. Тут-то лягушата его увидели.

— Ай! — закричал один и — шмыг в зелёные ка­мыши.

— Ай! — закричал второй и тоже —шмыг под зелё­ный лист.

Но аист всё равно их видел. Он пел весёлым го­лосом:

Лягушата, я вас вижу!
Я всё ближе, ближе, ближе!

Тут-то старая жаба закричала глупым лягушатам, которые совсем растерялись от страха.

— Скор-р-рей... Скор-р-рей долой мухомор-р-ровы шляпы!

Теперь-то лягушата послушались старую жабу. И, скинув с себя красные шляпы, остались в своих зелёных плащиках.

Потом — шмыг — один под зелёный лист, другой — в зелёные камыши, и оба сидят, не шелохнутся.

Худ. М. УспенскаяХуд. М. Успенская

Аист смотрит и удивляется. Что за история? Где же оба лягушонка? Шляпы — вот они, лежат на тра­ве. А лягушата?

А лягушата были рядом. Они поглядывали на аиста: один из-под листа, другой из камышей. Оба в зелёных плащиках.

И кругом всё зелёное-зелёное. Где там аисту разобраться, куда делись зелёные лягушата. И вернул­ся аист обратно на свой луг сердитый-пресердитый.

А лягушата придумали новое приглашение, кото­рое повесили на старой вербе у болота:

Всех, кто носит зелёное платье,
Зелёный галстук,
Зелёный халатик,
Всех зовём мы в гости. С поклоном,
Два лягушонка — тоже в зелёном. Ква!

Старая жаба квакнула:

— Пр-р-равильно!

И — бултых в зелёное болото.

 

 

к содержанию