Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

ХРАБРЫЙ УТЁНОК МАКС

(Аурелиу Бусуйок)

Перевод с молдавского Г. Перова

 

Глава I

в которой говорится только о Максе.

Худ. Е. БельскаяХуд. Е. Бельская

Яйцо перевернулось несколько раз, опрокинулось, потом треснуло как раз пополам, и появился Макс.

— Наконец-то я родился! — сказал он.— Который час?

Ни у кого не было часов, и поэтому Макс в пер­вый же день научился ходить.

«Моя мечта — стать моряком,— подумал Макс.— С самого начала научусь ходить враскачку. Как на­стоящий морской волк.»

Взяв обе скорлупки, из которых он вышел, Макс надел их на ноги и еще до наступления ночи выучил назубок морскую походку.

На другой день он научился говорить.

«Моя мечта — стать мудрецом,— подумал Макс. — Для этого я должен знать побольше слов. Как радио­приемник.»

Взяв «Красную шапочку» и «Телефонную книгу», он до наступления второй ночи вызубрил их от доски до доски вместе со словом «красота», которое услы­хал, еще когда находился в яйце.

На третий день Макс обнаружил, что мир устроен не так как следует и что самое лучшее было бы его переделать.

— Экая удача выпала на мою долю! — восклик­нул он. — Если бы все было как следует, что бы мне оставалось делать? Только мыть себе ноги и чесать живот! А так мне надо будет переделывать мир. Ура!

На четвертый день Макс вооружился зубной щет­кой, зонтом, саблей, немножечко ржавой, но еще пригодной для боя, и отправился в путь.

«Мир плох,— подумал Макс,— потому что есть еще на свете плохие. Значит, прежде всего надо кон­чать с ними! И потому что самый плохой — это Ястреб, начну с него!»

Макс кинулся в волны большой лужи, раскрыл свой зонт, чтобы укрыться от сильного ливня, и пу­стился вплавь на поиски Ястреба. А так как путеше­ствовать без песни нельзя, то он затянул воинствен­ный марш, которому научил его дедушка, служивший уткой с яблоками на хозяйской кухне:

Где ты, Ястреб, где ты, злой?
На тебя иду я в бой!
Тра-та-та! Тра-та-та!
Красота!

 

 

Худ. Е. БельскаяХуд. Е. БельскаяГлава II

в которой говорится о битве,
что могла бы окончиться совсем иначе...

Макс плыл долго, может быть, минуту, а может быть, даже меньше, и добрался до самого края лужи. Вылез на берег и отшатнулся: прямо перед ним стоя­ло черное чудище, взъерошенное и грустное.

Это мог быть только Ястреб.

— Ну-ка,— крикнул Макс,— подойди сюда!

— Не могу,— ответило чудище,— я боюсь.

— Меня? — спросил Макс.

— Нет. Воды...

«Ага,— подумал Макс.— Что я говорил! Это мо­жет быть только Ястреб, потому что Ястребы не умеют плавать. Заманю-ка его сюда и утоплю!»

— Иди,— громко закричал он,— здесь мелко! — И держась за свой зонт, как за парашют, зашагал по воде.— Красота! Видишь?

— Вижу, — сказало чудище, — но боюсь еще больше.

«Притворяется,— решил Макс.— Хочет заманить меня на берег и убить. Он же не знает, что у меня есть сабля!»

И опять закричал:

— Трус! Тебе и невдомёк, какой я вкусный! Сло­пай меня! Ну-ка, посмотри, кто у тебя за спиной!

Пока чудище оглядывалось назад, где никого не было, Макс с быстротой молнии кинулся на врага и ударом сабли отрубил у него кончик хвоста. 

— Всё! — заорал Макс.— Ты мертв, Ястреб! — и стал рубить перышки на кусочки.

— Я не Ястреб,— сказало чудище.— Просто идет дождь, и ужасно мокро. Я мокрая курица...

Худ. Е. БельскаяХуд. Е. Бельская

От изумления Макс выронил саблю:

— Курица? Красота! И живая?

— Да,— ответило чудище.— Я живая. Я же ку­рица. И зовут меня Ряба...

Тогда Макс поднял саблю и сказал:

— Гм... Твое счастье, что я узнал тебя вовремя. А иначе...

— Ты мне нравишься! — добавил он.— Ты храб­рая, не боишься. Давай будем вместе переделывать мир!Макс помолчал с минутку.

Ряба потрогала перышки клювом:

— Не могу переделывать. Я же глупая.

— Еще лучше,— успокоил ее Макс.— Мне бы хоть тысячу дураков!.. Пойдем! Будешь носить мою саблю.

Ряба с минуту подумала и согласилась:

— Ладно, все равно я тут мокну под ливнем...

И друзья пустились в дорогу, напевая:

Ястреб, Ястреб, трепещи!
Из тебя мы сварим щи!
Тра-та-та! Тра-та-та!
Красота!

 

 

Глава III

в которой говорится о ладонях и крепостях...

— Вот что, Ряба,— сказал Макс.— Ты его будешь держать, а я рубить саблей.

— Хорошо,— согласилась Ряба.— Но кого?

— Как это? Ты забыла, какой у нас план?

— Забыла,— ответила Ряба грустно.— Я такая забывчивая...

— Хорошо, что забывчивая,— успокоил ее Макс.— Порубаем Ястреба! Это он — наш враг.

— А! — сказала Ряба.— Тогда надо построить крепость.

— Верно! — сказал Макс.— Но как?

— Не знаю как,— вздохнула Ряба.— Но из чего, знаю.

— Из чего же?

— Из одиннадцати полен и семи хлопков.

— Давай построим,— согласился Макс.— Но где мы возьмем одиннадцать полен?

— Не знаю,— снова вздохнула Ряба.— Я не умею считать...

— Красота! — сказал Макс.— Соберем двадцать три полена и лишнее выбросим!

— Тогда я буду собирать те, которые надо выбро­сить,— сказала Ряба.

Худ. Е. БельскаяХуд. Е. Бельская

Принялись друзья возводить крепость, но дело не двигалось. Ряба все время выбрасывала на три поле­на больше, чем Макс собирал. Тогда Макс начал строить только из выброшенных поленьев, и крепост­ные стены выросли как из-под земли. Не хватало только крыши.

— Ряба,— сказал Макс.— Хлопни ладошками и накроем крепость.

— Я глупая,— ответила Ряба.— У меня нет ла­дошек, есть только крылья... Лучше ты хлопни.

Только тогда заметил Макс, что и у него нет ла­дошек.

— Что же нам делать? Надо подумать.

— Как это думать? — спросила Ряба.— Думать я умею только о зернах...

Зато у Макса ум был проворный.

— Придумал! — воскликнул он.— Красота! Надо укрыться вне крепостных стен, и никакой враг не бу­дет нам страшен!

И они стали на радостях притоптывать и напе­вать:

Ястреб, выдь на смертный бой!
Мы расправимся с тобой!
Тра-та-та! Тра-та-та!
Красота!

 

 

Глава IV

в которой говорится о битве, которая так 
и не состоялась...

Худ. Е. БельскаяХуд. Е. БельскаяВ то самое время, когда они топали и пели вовсю, вдруг появился Ястреб. Летел он при помощи клюва, потому что на крыльях держал фотографию Макса.

— Гм,— проворчал он, сев на крепостную стену.— Где ж тут четыре притопа?

— Не четыре притопа, а семь хлопков! — крикну­ла Ряба из куста, где она пряталась с Максом.

Макс тотчас же заткнул ей клюв.

— Замолчи! — прошептал он.— А то он нас съест...

Ястреб оглянулся и никого не увидел.

— Кто говорит? Это ты, Макс?

— Нет, это Ряба,— сказал Макс.— Ведь она глупая...

— Да,— закричала Ряба.— Я очень глупая.

— Ладно,— сказал Ястреб.— Тогда ступай ко мне. Будешь со мной обедать.

— Я пойду,— сказала Ряба Максу.— Я голодная.

— Стой! — не пустил ее Макс.— У него тоже урчит в животе от голода.

Ястребу было досадно, что он их не видит.

— Эй! — закричал он.— Где ты, вареная курица?

— Я не вареная,— обиделась Ряба.— Я мокрая!

— Вот я тебя и сварю! — закричал Ястреб и так сильно топнул ногой, что все крепостные стены обру­шились на него. 

— Ура! — вскинулся Макс.— Ряба, давай скорей мою саблю!

— Я ее потеряла,— вздохнула Ряба.— Я же такая рассеянная!..

— Ничего, что ты рассеянная,— утешил ее Макс.— Мы отрубим ему голову зонтиком. Он у меня от ба­бушки моего двоюродного брата.

Но когда он замахнулся зонтом, то увидел свою фотографию, оброненную Ястребом.

— Ах, как я хорошо получился! — воскликнул Макс.— В каком ателье ты заказывал фото?

Ястреба так придавило поленьями, что он едва прохрипел:

— Я е-го сам ри-со-вал...

— Врешь! — закричал Макс.— Ты меня не нари­совал, а сфотографировал, чтобы съесть!

Видя, что его уличили во лжи, Ястреб с досады умер.

Можете себе представить, как обрадовались наши друзья, избавившись от своего злейшего врага! До поздней ночи гремела над руинами крепости побед­ная песня:

Где ты, Ястреб, где ты, злой?
Мы расправились с тобой!
Тра-та-та! Тра-та-та!
Красота!

 

 

Глава V

в которой рассказывается еще и о других врагах.

Худ. Е. БельскаяХуд. Е. БельскаяНа другое утро Макс сказал:

— Теперь мы расправимся с остальными врагами.

— Больше у меня нет врагов,— вздохнула Ряба.

— А Лиса? — спросил Макс.

— Да, Лиса,— сказала Ряба.— Но теперь лето, и шуба мне не нужна...

— А Суповый Горшок? — снова спросил Макс.

— Ах, Суповый Горшок! — воскликнула Ряба.— Это мой злейший враг! Разобьем его, разобьем!

— Очень ты умная! — рассердился Макс. — А за битый горшок кто платить будет?

— Ах я глупая,— вздохнула Ряба.— У меня же нет денег...

— Это неплохо — быть глупым,— успокоил ее Макс.— Пошли разбивать Горшок! Платить буду я!

Отправились в путь.

Горшок торчал на плетне и мечтал о большой, жирной курице.

— Знаешь,— сказал Макс.— Скажи ему что-нибудь, чтобы он лопнул со смеху.

— А что сказать? Я же такая грустная...

— Да ну тебя! — рассердился Макс.— Скажи ему, что ты поборола Ястреба.

— Эй! — закричала Ряба.— Горшок-черепок! Это я победила Ястреба!

— Еще лучше,— сказал Горшок.— Теперь уж мне не придется делиться тобой ни с кем!

— Совсем он не лопнул,— вздохнула Ряба.— Что же нам делать?

— Не плачь,— успокоил ее Макс.— Я все устрою!

— Была жестокая битва,— сказал он Горшку.— Ряба так храбро дралась, что от нее остались только кожа да кости...

— И больше она не жирная? — ужаснулся Гор­шок.

— Она теперь просто скелет! — ответил Макс.

— Вовсе я не скелет, я жирная,— закричала Ря­ба, но уже было поздно: Горшок, услыхав, что она скелет, с горя взял и лопнул...

Так избавились Макс и Ряба от последнего врага. Радости их не было конца.

И не зная, что дальше им делать, затянули они песенку:

Ала, бала, снежный ком!
Рассчитались и с Горшком!
Тра-та-та! Тра-та-та!
Красота!

 

 

Глава VI

в которой рассказывается обо всем, что еще осталось нерассказанным.

Худ. Е. БельскаяХуд. Е. БельскаяТеперь уже Ряба сама рвалась в бой.

— Макс,— говорила она.— Давай проучим как следует Лису! Я с тобой никого не боюсь!

— Не могу, Ряба,— отвечал Макс, ставший впол­не солидным селезнем.— Дело у меня есть...

— А какое у тебя дело?

— Хозяйка велела, когда я прибавлю в весе, прид­ти и учить ее готовить хороший плов.

— И ты вернешься домой?

— Да,— сказал Макс.— А потом мы займемся Лисой и переделкой мира.

Прощаясь, друзья горько рыдали. Макс подарил Рябе зубную щеточку, потому что все равно зубов у него не было, а Ряба из разбитого Горшка поставила Максу памятник.

А покуда вернется Макс проучить Лису, вы, до­рогие ребята, ешьте побольше и не забывайте, что без помощи Храброго Утенка ни одной хозяйке не при­готовить хорошего плова.

И еще пойте:

Макс, наш воин и герой,
Приходи ты к нам домой!
Приходи без лишних слов,
И как воин, и как... плов!

Красота!

 

 

к содержанию